Город Шевченко-история и воспоминание

У любого города, будь он молодой или очень старый, есть своя история. Летопись казахстанского города Шевченко ведется с тысяча девятьсот пятьдесят девятого. Это тогда на полуостров Мангышлак в районе мыса Мелового высадились первые строители нового города, имя которому еще не успели придумать.

Вот что рассказывает о рождении нефтяной столицы Мангышлака журналист В. Белов:

«Там, где сейчас морской порт, где стоят под наливом танкеры, курсирующие от Шевченко до Волгограда и Махачкалы, похоронена баржа -свидетель начала строительства города. Порта не было, пирса не было — к этой барже причаливали морские пароходы, с них сгружали многотонные машины, ящики и контейнеры. Жизнь города имени Тараса Шевченко начиналась отсюда — с этой баржи. Она сослужила добрую службу, и «старушку» оставили на дне морском, затопив ее с помощью бетонных плит. А потом сюда навезли миллионы тонн песка, камня и сделали пирс.

Там где сейчас двухзальный кинотеатр «Дружба» и огромный корпус медицинского городка, были землянки — единственное жилище строителей и геологов. Палатки здесь не годились: сильный ветер, летом типичный сирокко, зимой — леденящий до костей, заставлял прятаться в землю. Иного выхода не было».

А потом?

Потом стали расти белокаменные дома. Один лучше другого. Росли быстро, как грибы посте теплого дождя. И уже зазвенел веселый детский смех на уютных тенистых площадках, зажурчала в арыках вода поднимая над песком и камнем зеленые вершины ландшафта декоративных кустарников.

Ибаш Джамбулатовна, если говорить языком медиков, принимала роды города. Приехав в город Шевченко «на время» из Форт-Шевченко, она задержала свой пытливый взгляд на мысе Меловом, прошлась по горячему пляжу, что лег у кромки морского прибоя, и тут же решила:

— Остаюсь. Навсегда!

Потом ее избрали в городской Совет депутатов трудящихся, наделили властью председателя горисполкома. Джамбулатова на первых порах растерялась. Шутка сказать — целый мэр города, которого нет на карте! Хватит ли сил и умения, чтобы оправдать это высокое доверие народа? А потом решила: «Надо, чтобы хватило».

О многом может рассказать вам сегодня Ибаш Джамбулатовна. Ну, например, о том, как одновременно с закладкой города стали разбивать Ботанический сад. На площади, которая занимает около тридцати гектаров, было высажено свыше тысячи сортов растений. Семена и саженцы доставлялись сюда из всех уголков страны и даже из-за границы. Цветы, выращенные Асией Александровной Мухараповой, украсили улицы города, разбежались по клумбам тенистых скверов.

А еще Ибаш Джамбулатовна расскажет вам о первой капле пресной воды. Ее ждали с великим нетерпением. Сейчас на берегу моря, за пирсом, стоит чудо-машина, имя которой -«Опытно-промышленная испарительная установка». О ней знают во всем мире. Она дает двести тонн пресной воды в час.

Вторая, уже «промышленная испарительная установка» дает воды во много раз больше. Вот-вот будет сдана в эксплуатацию атомная электростанция. На ее базе решено соорудить еще несколько опреснительных установок.

«Где вода — там жизнь!»— гласит народная мудрость. За первыми низкорослыми кустарниками появились стройные, звенящие молодой листвой деревца. А местный старожил Орынбасар Рахметов весной шестьдесят пятого посадил у себя на участке виноград, огурцы, помидоры и собрал неплохой для этих мест урожай. Сейчас десятки, сотни семей, поселившихся в белокаменном городе, обзаводятся садами и огородами. Принято решение: создать близ городка Шевченко овощные хозяйства.

О многом может рассказать Ибаш Джамбулатовна. Но у нее нет времени. С утра и до позднего вечера на ногах. То спешит в строящуюся школу-интернат, то проводит с депутатами городского Совета очередную «летучку». Какая уж тут беседа! И мы решили поговорить с людьми, которые, как и Джамбулатова, строят на берегу седого Каспия новый город.

Первое слово главному архитектору города Шевченко Нине Сергеевне Фроловой.

— В основу строительства города, говорит она, положен социалистический принцип максимального удовлетворения культурных и материальных запросов советских людей. Уже сейчас можно различить черты будущего городского ансамбля. Архитектурно-планировочная композиция подчинена ориентации города к морю, что дает возможность развивать город вдоль берега в северо-западном направлении.

Архитектурно-планировочная структура строительства городов, а в особенности форта Шевченко основана по принципу городских районов Алма-Аты. В настоящее время застроены полностью три микрорайона и столько же строятся. Город первой очереди строительства рассчитан на 115 тысяч жителей.

Жилые здания размещаются исходя из условий, наиболее благоприятных для данного климатического района, с учетом рельефа местности, создания разнообразных архитектурных композиций.

К концу 1967 года в городе было 193 тысячи квадратных метров жилой площади. Для культурного отдыха жителей есть зимний двухзальный кинотеатр на 600 мест и летний кинотеатр на 800 мест, городской парк, стадион и спортивные площадки.

В связи с бурным развитием нефтедобывающей промышленности в ближайшие два-три года численность городского населения увеличится почти вдвое, и это, естественно, потребует расширения объема жилищного и культурно-бытового строительства. Заканчивается сооружение домостроительного комбината мощностью 70 тысяч квадратных метров жилья в год. Жилищное строительство увеличится на 200 тысяч квадратных метров. В настоящее время продолжается застройка общественного торгового центра, расположенного между 2-м и 4-м микрорайонами. Городской центр Шевченко своей осью будет направлен в сторону моря и примкнет к парку.

Строится девятиэтажная гостиница с рестораном и Домом связи. Недалеко от гостиницы возвышаются три корпуса крупноблочных восьмиэтажных общежития на 2534 места с единым блоком обслуживания.

Заканчивается строительство Дома культуры с залом на 800 мест и городской библиотекой. К пятидесятилетию Советской власти был сдан кинозал на 870 мест, который вошел в комплекс общественно-торгового центра. Уже сейчас Шевченко со стороны моря производит впечатление необыкновенное. А строящийся первый микрорайон (он будет примыкать почти к самой желтой кромке километрового пляжа) придаст городу законченную форму и сделает его одним из красивейших приморских городов страны.

А вот что рассказывает заведующий Шевченковским горздравотделом, главный врач городской больницы О. А. Гиголашвили:

— Медицинская служба на полуострове Мангышлак организована в поселке Старый Узень 1 января 1964 года, хотя, конечно, нельзя представлять дело так, будто до этого времени населению полуострова, строителям, нефтяникам и геологоразведчикам никакой врачебной помощи не оказывалось. Но тогда «главный медицинский центр» был в Форт-Шевченко. С шестьдесят четвертого же года медицинская служба на Мангышлаке выделилась в самостоятельную организацию. В 1967 году на полуострове работало уже 65 врачей, в том числе в городе Шевченко 21, и 190 работников среднего медицинского персонала. Тогда же были открыты больница на 100 коек, поликлиника, санэпидстанция и станция «скорой помощи». К услугам населения города два рентгеновских кабинета, клиническая лаборатория, физиотерапевтический и зубоврачебный кабинеты.

Первая операция в новой операционной была проведена 22 октября 1966 года.

— Культурная жизнь в городе Шевченко,- вступает в разговор заведующий городским отделом культуры Адьберт Исаченко,- может быть, еще и не так насыщена, как этого хотелось бы. Но наша художественная самодеятельность, выступая на областных смотрах, всегда занимает лучшие места. У нас есть прекрасные певцы, танцоры, эстрадный оркестр. Беда вся в том, что пока еще нет подходящих помещений для занятий кружков художественной самодеятельности. Надеемся на Дворец культуры, который будет прекрасным местом отдыха для жителей нашего чудесного города.

Но это все только цифры и факты. А город строят люди, замечательные советские труженики, которые приехали сюда, на Мангышлак, не за «длинным рублем», не в поисках приключений, но чтобы обуздать природу, покорить ветры-суховеи, проникнуть в тайные кладовые земных недр. Об одном из них рассказывает строитель города Шевченко Николай Тютюник:

— В этом городе, как и в любом другом, есть свои часы «пик». Есть свое городское кольцо. Есть и городской транспорт— автобусы, на которые каждое утро садятся рабочие. Спешат. Дожевывают на ходу бутерброды. Перебрасываются шутками. Чем лучше погода, тем больше шуток. А так как погода здесь почти всегда солнечная, то и шутки слышишь каждое утро. К ним легко привыкаешь, как привыкаешь к тихому гулу моря, к автобусам, к солнцу.

Утром, когда жизнь города выливается на улицы, можно безошибочно определить возраст города. Каждый день я иду к автобусам и приглядываюсь к прохожим, к знакомым и незнакомым. Один мой товарищ сказал мне как-то: «Смотри на людей, и ты определишь эпоху».

Вот я и смотрю. Определяю.

Конечно, я понимаю, что по одному человеку эпоху не определишь. Да и зачем? Эпоху свою мы знаем и видим ее ежедневно в тысячах людей. Но все-таки. Одни человек. Обыкновенный человек. Разве можно сомневаться, что он и эпоха — не одно и то же? А если я хорошо знаю этого человека?

Проезжая мимо той остановки, где он садится в автобус, я часто вижу его худощавое, обветренное и чуть застенчивое лицо, его серые глаза. Владимир Константинович Шестаков-мой давнишний знакомый. А познакомился я с ним осенью шестьдесят третьего года.

Тогда Мангышлак еще испытывал водный голод. Недалеко от берега моря вырастали корпуса опытно-промышленной испарительной установки. Чтобы как можно быстрее пустить ее в эксплуатацию, приехали опытные тепловики. Среди них был и Владимир Шестаков.

О романтике тогда мы, кажется, не говорили. Незачем, да и некогда было. Сама установка представляла в то время как научную ценность, так и техническую новинку. Необходимо было запустить ее в работу и в процессе эксплуатации освоить установку так, чтобы дать безошибочную оценку ее надежности н технических возможностей. Установку ждали не только на Мангышлаке, но и на Большой земле. Ждали ученые, волновались конструкторы.

Начальник установки Борис Антонович Тронец имел высшее образование и богатый опыт.

Начальники смен Слава Послов. Володя Борисов. Юра Хрулев имели высшее образование и не имели никакого опыта.

У Володи Шестакова был опыт, но не было высшего образования. Он учился в городском техникуме Шевченко.

Все волновались. Ну еще бы! Сейчас, вспоминая то время, ребята смеются: были такие моменты, что боялись задвижки крутить. А вдруг что-нибудь. И вот это «что-нибудь» как-то незаметно сглаживалось у Тараса Шевченко. Он запускал насосы, набивал сальники, крутил задвижки, торчал у схем. Какое-то необъяснимое чувство машины. Какое? Это вопрос. Но он оказался ближе всех к этой груде сплетенного металла, внутрь которой с одной стороны нужно было запустить соленую до тошноты воду, а с другой — получать чистую, вполне пригодную для питья.

Сердцем он чувствовал установку, что ли?

— И сердцем,- признался Тарас.

А ведь как приходит признание? Если отсутствует начальник установки, его замещает Шестаков.

Идет он по двору цеха или по залу, увидит непорядки берет на заметку, смотришь: назавтра или после обеда, надев спецовочную куртку, сам вместе со слесарями и сварщиками начинает исправлять огрехи. Смотрел на него со стороны, и мне всегда казалось, что заложена в этом человеке особенная, присущая только ему угловатая подвижность.

Каждый по-своему организует людей.

Скоро год, как он успешно закончил техникум в городе. Тем, кто вместе с ним сейчас работает, может быть, уже и не понадобятся его советы. Но мы заметим -он свое дело сделал. Люди стали умнее, опытнее, лучше.

Таких людей, как Владимир Константинович Шестаков. в Шевченко сотни, тысячи. Они строят дома, асфальтируют улицы, тянут водопровод. Да мало ли дел у человека, который решил- отвоевать у природы этот неприветливый, обожженный солнцем уголок земли!

И снова идем к председателю горисполкома. Ибаш Джамбулатовна разводит руками:

— Через минуту встреча с управляющим Мангышлакского автотреста Саматом Жиенбаевым. Автобусный парк решили в городе строить. Надо посмотреть, где и как. Потом на базу орса приглашают. А потом смотр художественной самодеятельности. Не артистка,-но на открытии побывать следует.

Джамбулатова весело смеется. Потом распахивает настежь окно, бросает короткую фразу:

— Вон он, наш белокаменный богатырь. Смотрите! Город Шевченко стоял в лесах новостроек. Ажурные стрелы подъемных кранов тянулись к голубому безоблачному небу. А рядом, у ног «богатыря», плескалось изумрудное море. И быстрые, беспокойные чайки носились вдоль пляжа, над молодым парком культуры и отдыха, над асфальтом широких улиц, словно хотели поближе разглядеть людей, сотворивших в пустыне Устюрт дивное диво.

Previous Проспект Абая
Next Аул

About author

You might also like

статьи 0 Comments

Семья.

Что согревает нас лучше, чем тепло и уют родного дома, когда по вечерам, воскресным или праздничным застольем собирается вся родная семья, когда людей любых поколений объединяют не только одни родственные

Малярные работы.

Малярные работы содержат много операций: поверхность очистить, нанести огрунтовочный состав, подмазать неровности, шпаклевание, шлифование, окраску и отделку поверхности под ключ. 00

Бесогон TV

А тут демонстрировали кадры, как он снимался. В 90-е года кинематограф стоял на мертвой точке, ранее я как-то не задумывался над этим, а так как и истина, глянуть действительно буквально

0 Comments

No Comments Yet!

You can be first to comment this post!